Кубань: дерзость, новаторство

Разгром фашистских армий в битве под Сталинградом, на Среднем Дону и быстрое продвижение наших войск на Ростов на дону сделали опасность окружения неприятельской группировки на Северном Кавказе. Стремясь избежать нового «котла», противник под напором войск Северо-Кавказского фронта поспешно отступал, неся огромные утраты в боевой технике и личном составе Кубань: дерзость, новаторство.

Отходящая 17-я германская армия и часть соединений когда-то суровой 1-й танковой армии не успели через Ростов на дону прорваться на запад и отошли на Таманский полуостров. Тут закрепились. Место было комфортное. Разлившаяся Кубань и неодолимые плавни, заросшие камышом, с бессчетными болотами Кубано-Приазовской низменности, Темное море сделали естественную Кубань: дерзость, новаторство преграду перед Таманским плацдармом. Противник тут сделал развитую в инженерном отношении глубокую оборонительную полосу, нареченную Голубой линией.

Гитлеровцы стремились удержать Таманский плацдарм, рассчитывая использовать его для нового пришествия на Кавказ, также с целью предупредить выход русских войск к Крыму.

Затишье боевых действий весной 1943 года позволило противнику сосредоточить в Крыму и на Кубань: дерзость, новаторство Таманском полуострове сильную группировку авиации. Наша авиация в этом районе имела на вооружении около 600 самолетов. При всем этом значимая часть их была устаревших типов. Усиление нашей авиационной группировки задерживалось: медлительно подсыхали грунтовые аэродромы. По плану сосредоточения одним из первых перекидывался на Кубань и наш полк. Мы уже окончили Кубань: дерзость, новаторство переучивание на новейшую технику и были готовы к ведению боевых действий.

Высочайшая морально-политическая, тактическая и техно подготовка летного состава, вне сомнения, обеспечивала удачные деяния в сложной воздушной обстановке. Летчики и техники понимали, что дальнейшее воздушное схватка востребует от каждого большущего напряжения, решительности, смелости, и были готовы к новым горячим боям Кубань: дерзость, новаторство. С особенным нетерпением готовились к ним те, кто испытал тяжесть отступления. Практически два года мы с горечью в душе оставляли свои аэродромы и перелетали на другие, расположенные восточнее. Сейчас идем на запад.

Эскадрилья парами стремительно взлетела с промежного аэродрома и построилась правым пеленгом, с превышением пар Кубань: дерзость, новаторство самолетов меж собой. Образовался боевой порядок «этажерка». Встали на курс и пошли в южном направлении на новый аэродром. Скоро впереди на горизонте показалось Темное море. Над побережьем довернули повдоль берега на северо-запад. Слева – безграничная и пустынная синь воды. Только поблизости берега видны маленькие корабли. Их отлично приметно по белоснежному Кубань: дерзость, новаторство бурунному следу.

Справа по маршруту – Главный Кавказский хребет. Поблескивают под лучами солнца снежные верхушки, посреди которых величаво высится Эльбрус. Горы Кавказа напомнили мне о боях прошедшего лета. Полк действовал тогда против войск 1-й и 4-й танковых армий, наступавших на Сталинград и Суровый. Позже в памяти выплыли томные схватки Кубань: дерзость, новаторство в небе Молдавии и Украины. Ужасное было время. Не хватало самолетов, в особенности новых, ну и боевого опыта не было. Отступление, смерть друзей в томных схватках с сильным и опытным противником угнетали нас, вызывали ненависть к фашистским захватчикам. В то время изредка кто из боевых летчиков веровал, что дойдет до конца войны Кубань: дерзость, новаторство. Но каждый был твердо уверен в нашей победе над фашизмом.

Группа подходит к району, где может быть возникновение противника. С мемуарами было надо кончать, сосредоточить внимание на поиске воздушного противника. Осматривая собственный сектор, я временами обозревал все воздушное место вокруг нашей эскадрильи. Веселило, что верно выдерживается боевой Кубань: дерзость, новаторство порядок в группе. Сколько труда вложено в обучение летчиков новейшей стратегии, сколько я имел проблем в борьбе с теми, кто стремился готовить воздушных бойцов по старинке. Ведь вот феномен: тот, кто лично не летал на боевые задания, добивался строго делать устаревшие аннотации. Сейчас все это сзади. Вести войну будем Кубань: дерзость, новаторство так, как просит современный бой. Мы готовы к этому. Я был уверен, что неприятель испытает силу наших ударов, был убежден в том, что новые тактические приемы, новые формы построения боевых порядков оправдаются в воздушных схватках.

Уверен был и в боевых друзьях. Одни уже испытаны в схватках, другие накрепко подготовлены к Кубань: дерзость, новаторство ним, рвутся на задания. Им передан опыт возмужавших в битвах бойцов. Они не должны ощущать себя немощными новенькими, лицезрев самолеты неприятеля. Поведут их в бой бывалые фронтовые летчики.

Одно волновало меня. Колебание вызывал назначенный, вопреки моим возражениям, заместителем командира эскадрильи капитан Паскеев. С самого начала войны он проявлял Кубань: дерзость, новаторство трусость в боях. На Северном Кавказе при штурмовке группой автоколонны его самолет был подожжен зениткой. Летчик получил маленькие ожоги, но успешно выбросился с парашютом. Мне казалось, что в этом бою он получил томную психологическую травму. Беда надломила его. По-видимому, инстинкт самосохранения довлел над летчиком, и он не Кубань: дерзость, новаторство мог справиться с собой при встрече с противником. Это был суровый недостаток. Он угрожал не только лишь ему. Ведь заместителю командира эскадрильи приходится водить группы на боевые задания. У меня не было жесткой веры в этого офицера.

Сзади остались сокрытые дымкой снежные верхушки Кавказа. На данный момент справа, все понижаясь к Кубань: дерзость, новаторство западу, размещались покрытые лесами отроги хребта.

Понизу, под нами, Туапсе, поворотный пункт нашего маршрута. Сейчас курс на север, на Краснодар. На полпути от Туапсе до Краснодара меня обхватило беспокойство, показалось, что летим к берегу Азовского моря. Снова сверил наш курс по ориентирам, размещенным слева и справа. Идем верно. Осмотрелся и Кубань: дерзость, новаторство сообразил, что в заблуждение ввели вешние разливы Кубани и ее бессчетные плавни. Воды столько, что ее можно было принять за залив Азовского моря.

Подходим к Краснодару. Вот и аэродром. Даю целеуказания по новенькому способу, освоенному всеми летчиками полка:

– Я – Покрышкин, одиннадцать часов, ниже 30 градусов – аэродром!

Бросив Кубань: дерзость, новаторство взор в обозначенном направлении, летчики эскадрильи мгновенно увидят посадочное место. Этот способ целеуказания был отработан для выигрыша времени на ориентирование летчиков в группе. Услышав данные, летчики не находили цель в широком секторе воздушного места, а сходу направляли взор в обозначенном секторе. Это принципиально в воздушном бою. Больше шансов на победу Кубань: дерзость, новаторство у того, кто ранее увидит неприятеля. А сущность способа в том, что место цели указывается по воображаемому циферблату часов. Ноль и двенадцать – по продольной оси самолета вперед. Ориентирование же по вертикали – в градусах угла ниже либо выше горизонта.

После посадки мы с трудом отыскали места для стоянки самолетов Кубань: дерзость, новаторство – все бетонные кармашки были заняты, а на грунт сруливать было еще нельзя, грязь засасывала колеса. Обстановка на аэродроме была непростая. Сосредоточилось огромное количество самолетов и в случае налета были бы огромные утраты.

Пошел на командный пункт, полагая, что там командир полка Заев, а повстречал Погребного.

– Товарищ комиссар, – доложил ему, – эскадрилья без происшествий Кубань: дерзость, новаторство сделала перелет! Где мне отыскать командира полка?

– Подожди пока. На данный момент сядут другие, и тогда доложишь. Здесь такое скопление полков!

Да! Такое скопление наших самолетов я лицезрел в первый раз! Если немцы стукнут по аэродрому, то «дров» будет много. Нужно полку выбираться отсюда на другой аэродром. Произнес об Кубань: дерзость, новаторство этом Погребному.

– Раскисли аэродромы. Придется некоторое количество дней работать отсюда.

Села 2-ая эскадрилья под командованием капитана Тетерина. Третьей эскадрильи все не было, хотя по времени она должна уже прибыть. Пришел командир полка. Я доложил, что в нашей эскадрилье все в порядке.

– Какой это порядок? Твой дружок, Фадеев, видимо Кубань: дерзость, новаторство, заплутался и вся его эскадрилья села непонятно где. Тоже мне – гвардия! – недовольно произнес Заев.

– Все ясно, товарищ командир, – объяснил я. – Их подпутал вешний разлив Кубани. Они, видимо, приняли его за Азовский залив, взяли на право и перескочили Краснодар.

– Всыплю я им, растяпам! И твоему дружку, и в особенности Кубань: дерзость, новаторство Крюкову. Штурман полка летит и заплутался! Эта распущенность в полку от Иванова осталась. Разве это гвардейцы!

Упрек возмутил меня и я, не утерпев, произнес:

– Перелетал целый полк. Видимо, командиру было надо его вести. Тогда бы все пришли в точку посадки.

– Свои привычки указывать начальству брось. Видимо, не достаточно Кубань: дерзость, новаторство для тебя досталось в прошедшем году, – в горячке произнес Заев и нырнул в землянку командного пт.

Нам ничего не оставалось, как направиться с Погребным в отведенное для нас помещение. По дороге комиссар упрекнул меня:

– Для чего ты ввязываешься в спор со старшими? Это для тебя только вредит.

– Грустно, когда так Кубань: дерзость, новаторство отзываются о Викторе Петровиче. Боевые летчики обожали его. Он был реальный командир.

– Безотступно советую для тебя, Александр Иванович, сдерживаться, не лезть в спор!

– Отлично! Постараюсь. – Сказать-то произнес, а задумывался о том, что несправедливость ко мне не забуду, не смогу стереть в памяти.

Личный состав полка разместился в развалинах склада Кубань: дерзость, новаторство. Тут были построены во всю длину двухъярусные нары. На их лежали набитые травой матрацы и подушки.

– Вот и устраивайтесь. Будем жить, пока не перебазируемся на отведенный нашему полку аэродром в станице Поповической, – гласил Погребной.

Летчики привыкли к различным условиям. Сразу осметрели помещение.

– Наш командир любит летать на высоте. Потому мы Кубань: дерзость, новаторство занимаем верхний ярус, – высказался командир звена Н. Науменко и забросил свои вещи наверх. За ним последовали другие.

Боевых вылетов не предвиделось. Попросил Погребного разрешить съездить в Краснодар, где не был уже лет 5. Скоро на машине поехал по знакомым мне местам. Прекрасный, как большая часть южных городов, Краснодар Кубань: дерзость, новаторство лежал на данный момент в развалинах. Противник, отступая, спалил и подорвал многие строения. Заехал в аэроклуб Осоавиахима, поточнее, на бывшее летное поле на окраине городка. Тут обучался летать на У-2 и стал летчиком. Я так рвался в небо, что отказался даже от учебы в академии имени Жуковского. За семнадцать дней Кубань: дерзость, новаторство окончил программку аэроклуба, на отлично сдал экзамены и был ориентирован в Качинскую школу летчиков.

На месте аэроклуба на данный момент показывались груды битого кирпича. Было ясно, здание подорвали фашисты. Ничего, мы отплатим им и за аэроклуб, и за все злодеяния, которые они сделали на нашей земле.

К вечеру в Кубань: дерзость, новаторство общежитии был собран летный состав полка для исследования боевой обстановки. Отсутствовала эскадрилья Фадеева. Оправдались мои догадки. Приняв разлив Кубани, подступающий к Краснодару с запада, за залив Азовского моря, ведущий Павел Крюков изменил курс и увел свою группу правее. Самолеты сели вынужденно на пустующий грунтовый аэродром в районе Тихорецка. Посадка Кубань: дерзость, новаторство на последних литрах бензина прошла организованно, без поломок. Туда были ориентированы бензовозы, и с утра летчики должны возвратиться в полк. Узнав, что у боевых товарищей все в порядке, мы вздохнули с облегчением.

В общежитие прибыли начальник разведки дивизии капитан Новицкий и известные в то время летчики 45-го и 298-го Кубань: дерзость, новаторство истребительных авиаполков, входящих в состав нашей дивизии. Мы повстречали их, как старенькых друзей по совместным боевым действиям. Слушали с огромным энтузиазмом. Они уже в феврале и марте вели бои с авиацией противника над «Голубой линией» и могли передать почти все из собственного опыта. А поучиться у их было чему.

Капитан Кубань: дерзость, новаторство Новицкий проинформировал нас о сложившейся обстановке в районе Таманского полуострова. Сообщения о противнике и нашей авиации вызвали беспокойство у летного состава. И по сути, было от чего.

– По данным разведки и пленных германских летчиков, против нас действует 4-й воздушный флот германцев, имеющий до тыщи самолетов, – гласил начальник Кубань: дерзость, новаторство разведки. – Не считая этого, привлекаются для нанесения ударов по нашим наступающим войскам бомбардировочные эскадры с аэродромов Украины. Это более двухсотен бомбардировщиков. Истребительная авиация состоит из самых отборных эскадр, на новых истребителях Ме-109-Г-2 и Ме-109-Г-4. Они имеют скорость полета выше 600 км в час и вооружены 2-мя и 3-мя пушками Кубань: дерзость, новаторство, не считая пулеметов.

– Скажите, товарищ капитан, какие же наши силы противостоят этой авиационной группировке германцев? – спросил командир 2-ой эскадрильи Тетерин.

– Наша авиация в составе 4-й и 5-й воздушных армий, ВВС Черноморского флота имеет более 600 самолетов различных типов. Видите ли, соотношение способен на стороне германцев.

Все молчали, думая о том Кубань: дерзость, новаторство, что может ожидать нас в боях с таким сильным противником.

– Товарищ капитан! – не утерпел я, хотя знал, что он не решит эту делему. – Вы сказали о сильной авиационной группировке противника. А мы, имея наименее тыщи самолетов, разделили их по трем авиационным объединениям. Верно ли это? Участок фронта маленькой.

– На этот Кубань: дерзость, новаторство вопрос я ответить не могу. Оперативное построение нашей авиации на Кубани пока такое. Но ее деяния координирует командование ВВС фронта.

– Оно координировало и ранее, с начала войны. Нас лупили по частям и гнали до Волги. Позже мы поумнели и сделали воздушные армии. А тут, на Кубани, что? Повторение прошедшего Кубань: дерзость, новаторство? Штабов много, а самолетов не достаточно.

– Покрышкин, закончи, – оборвал меня Заев. – Садись!

Я осознавал, что спорить никчемно. А было о чем. Когда же закончат использовать авиацию разрозненно? Веселило, что с приходом к управлению авиацией Александра Александровича Новикова в Военно-Воздушных Силах были сделаны армии, подчиненные только фронту. Формирование Кубань: дерзость, новаторство воздушных объединений оправдало себя в боях за Сталинград и в пришествиях фронтов в этом году. А тут… Тяжело будет. Снова вести войну придется «растопыренными пальцами», а нужен «кулак». Умением и отвагой летчиков всего не сделаешь.

Настроение у летного состава полка подняли рассказы пилотов, уже участвовавших в боях на Кубани.

Борис Кубань: дерзость, новаторство Глинка тщательно проанализировал одну из таких схваток.

Ранешным днем посреди марта он повел группу на прикрытие поля боя. Летели на «кобрах». При подходе к полосы фронта повстречали идущих на восток двенадцать бомбардировщиков, истребителей прикрытия не было. Ударом сверху всей группой наши сразу сбили три самолета. Другие Кубань: дерзость, новаторство бомбовозы, сбросив бомбы в поле, неорганизованно стали разворачиваться, пытаясь уйти на запад. Последовала новенькая атака наших истребителей уже по расстроенному боевому порядку. И вновь вниз пошли пылающие бомбардировщики. Группа сбила в этом бою восемь бомбардировщиков, не понеся утрат.

– Борис умолчал, – оборвал выступление Глинки штурман полка Миша Петров, – о том, что в Кубань: дерзость, новаторство этом бою в особенности отличился он сам. Сбил два бомбовоза. 2-ой самолет от его залпа разломился напополам, стрелял в упор.

Позже М. Петров сказал о томном бое, в каком было сбито до 10 неприятельских самолетов, да и восьмерка, которой он командовал, растеряла 3-х летчиков. Группа начала бой с четверкой Кубань: дерзость, новаторство Ме-109. Скоро сверху их штурмовали восемь «мессершмиттов». Был сбит ведомый Петрова. А через пару минут пылающим факелом пошел к земле и Ме-109.

На помощь противнику подошла еще одна восьмерка «мессершмиттов». Она обвалилась с ходу на нашу семерку. Зажегся 2-ой Ме-109. А здесь по радио раздался глас Бориса Глинки Кубань: дерзость, новаторство:

– Ранен! Выхожу из боя!

Позже узнали, что снаряд попал в кабину его самолета. Он плохо слушался рулей. Пытаясь добить его, четверка «мессершмиттов» бросилась к покоробленному самолету. Но ведомый Бориса, сержант Кудряшов, отбил этот напор. Тогда гитлеровцы переключились на Кудряшова и зажгли его. Сообщив по радио, что он пылает, Кудряшов направил собственный пылающий Кубань: дерзость, новаторство самолет на Ме-109 и врезался в него. Пламенный взрыв 2-ух самолетов ошеломил на некое время противника. Позже неприятельские летчики опять начали атаки. Зажегся самолет Шматко. Он повторил деяния Кудряшова: врезался в «мессершмитт». Этот 2-ой таран так подействовал на фашистов, что они, хотя имели абсолютное приемущество способен, закончили бой.

На Кубань: дерзость, новаторство занятии выступило еще несколько летчиков. Они настроили офицеров полка на боевой лад. Хотелось быстрее повстречаться с неприятельской авиацией в воздухе, самим разить захватчиков.

Исследовав воздушную обстановку на Кубани, приступили к подготовке облета полосы фронта. На последующий денек эскадрильи в составе 14-ти самолетов должны были пропархать повдоль Кубань: дерзость, новаторство полосы фронта, ознакомиться с местностью, фронтальным краем. Возглавляли группы наилучшие командиры 45-го полка. Понимая, что полет в таком составе небезопасен, я высказал командиру полка свое мировоззрение:

– Нельзя лететь таким огромным составом. Боевой опыт указывает, что группа, имеющая более восьми самолетов, становится неманевренной. Из 14-ти самолетов получится «рой», а не строй. Неожиданная Кубань: дерзость, новаторство атака пары «мессершмиттов» безизбежно приведет к потерям. По-видимому, мои рассуждения показались командиру бесполезными.

– Товарищ Покрышкин, ваше дело слушать и записывать указания, а не высказывать мировоззрение. Когда станете командиром полка, и тогда будете давать свои предложения. А на данный момент не мешайте.

Отстаивать свое мировоззрение было никчемно. Заев не Кубань: дерзость, новаторство обожал советоваться с командирами эскадрилий.

Появлялся легитимный вопрос: как попадали такие офицеры на настолько высочайшие должности? Вопрос прост только на 1-ый взор. По сути, ответить на него много очень трудно. Сказывались недочеты в исследовании кадров. Скажем, был этот офицер на должности штурмана – справлялся с обязательствами. Снаружи деловит. С управлением покладист Кубань: дерзость, новаторство. Указания делает. Знает технику, людей. Высказывает суждения, не вызывающие возражений. Чем же не командир полка?

Старшим его недочеты не заметны. Как опирается на опытнейших летчиков, советуется ли он с комэсками либо со своими заместителями? Умеет ли сделать верный вывод из реальной боевой обстановки в критичной ситуации? Хватит ли смелости Кубань: дерзость, новаторство взять на себя ответственность за введение нового маневра, боевого построения? Чтоб выяснить эти свойства, необходимо время. В боевой обстановке его не хватало. Учить людей было надо по проявлению в бою, а процесс выдвижения кадров еще тяготел к прежним эталонам. Это позже стали комэска, умного и смелого, набравшегося опыта Кубань: дерзость, новаторство управления в бою, ставить на полк. А в 1-ые месяцы войны больше смотрели на прохождение службы.

Но нужно сказать, что слабенькие командиры не держались длительно. Война их стремительно открывала. Потому мы лицезреем, что одни быстро двигались вперед, им доверяли и полки, и дивизии, и корпуса. А другие уходили на Кубань: дерзость, новаторство должности, которые не добивались самостоятельных решений. Бой отбирал наилучших, в бою познавался и формировался не только лишь нрав вояки, да и командира, управляющего.

С утра, когда был определен боевой порядок группы и мы собрались садиться в самолеты, подъехала легковушка. Офицер штаба дивизии передал Заеву:

– Облет фронтального края фронта Кубань: дерзость, новаторство отменяется. Приказано выделить группу истребителей и навести ее в район станицы Крымская. Вылет незамедлительный. Ожидается подход в этот район бомбардировщиков противника. Определенные указания группа получит по радио с передового КП «Тигр».

Не скрою, на душе у меня стало сходу легче, хотя осознавал, что изучить район очень нужно.

– Товарищ командир полка Кубань: дерзость, новаторство, разрешите мне вылететь восьмеркой, – попросил я.

– Думаю, хватит и 6 самолетов. Вылетайте!

В шестерку я включил свое неизменное звено и пару во главе с командиром звена Речкаловым. Коротко отдал указания о построении боевого порядка группы при поиске противника и при действиях в бою.

– Все ясно? Отлично. По самолетам!

– Есть! – услышал бодренький Кубань: дерзость, новаторство ответ.

Летим курсом на станицу Крымская. Она размещена на острие головного удара Северо-Кавказского фронта и на данный момент преобразована в основной узел обороны противника на «Голубой линии». Через нее проходят главные жд и грунтовые магистрали на Новороссийск, Тамань и Темрюк. Гитлеровцы понимают, что с захватом этого узла нашими Кубань: дерзость, новаторство войсками им не удержать Таманский полуостров.

В воздухе я невольно вспомнил эти места, Крымскую, утопающую в садах, полевой аэродром на северной ее окраине. Три года попорядку в летний период там стоял в лагерях отдельный Краснодарский авиаотряд. Утром до вечера шли полеты на отработку задач боевой подготовки. Мне, тогда старшему Кубань: дерзость, новаторство авиатехнику отряда, хватало работы. Свободное вечернее время я использовал для охоты на перепелок. Бродил по скошенным полям, поднимал перепелок и стрелял влет. 1-ые выходы на охоту с «малопулькой» вызвали издевки летчиков и техников. Но остроты в мой адресок скоро закончились. Я ворачивался с трофеями – пять-шесть перепелок свисали Кубань: дерзость, новаторство с пояса. Меня, естественно, заинтересовывали не столько перепелки, сколько рвение научиться стрельбе по быстролетящей малоразмерной цели.

А по воскресеньям, выполняя комсомольскую нагрузку, вел занятия планерного кружка консервного завода. На данный момент Крымская находится на пути пришествия войск фронта. По ней наверное нанесут мощнейший удар. Что станет с этой Кубань: дерзость, новаторство прекрасной, большой станицей?

Мы летим, и скоро я опять увижу Крымскую и буду за нее драться. Правее нас быстротечная река Кубань. Становясь все обширнее и спокойнее, она вдалеке разлилась по своим плавням и протокам. Сплошное море воды блестит под лучами утреннего солнца. Слева от нашего маршрута показывались предгорья Кубань: дерзость, новаторство Кавказских гор. Станицы в белоснежных и розовых красках от расцветающих яблонь, миндаля и вишен. Природа звала к радости. А мы летели, чтоб вступить в смертельную схватку с противником. Может быть, кто-то из нас в последний раз лицезреет эту красоту весны.

При подходе к полосы фронта связался по радио с командным Кубань: дерзость, новаторство пт.

– «Тигр», я – Покрышкин. Иду на работу. Сообщите воздушную обстановку.

– В воздухе пока расслабленно. Находитесь над Крымской и ожидайте указаний, – последовала команда.

Устаревший способ патрулирования, по большенному кругу над объектом прикрытия, меня не устраивал. Взял направление на юг, к Черному морю, продолжая набирать высоту. Она нам очень нужна Кубань: дерзость, новаторство для выполнения нашего плана – патрулирования новым способом: высота – скорость, скорость – высота.

Над Новороссийском по моей команде группа развернулась на право и взяла направление на станицу Крымскую. Пары на развороте стремительно перестроились и заняли свои места в боевом порядке. Сейчас они правее меня, со стороны солнца. Я перевел группу в Кубань: дерзость, новаторство пологое понижение. Набранная высота позволяла разогнать машины, достигнуть высочайшей скорости. В этом смысл маневра. Мы обеспечивали внезапность возникновения над районом прикрытия, стремительность удара по воздушному противнику, если он появится. По мере надобности, за счет разогнанной на понижении скорости, мы могли стремительно захватить приемущество и в высоте. А кто выше Кубань: дерзость, новаторство – тот и владелец в воздухе.

Это был наш новый способ патрулирования по принципу движения маятника часов. Он был и тактически прибыльным и обеспечивал экономичный расход горючего в полете.

На большой скорости группа в пологом понижении шла на станицу. У меня, ведущего группы, мотор работал в режиме ниже наибольшего. Ведомые Кубань: дерзость, новаторство, имея припас мощности моторов, просто держались в боевом порядке «этажерки».

Под нами Крымская. В воздухе самолетов противника нет. Ниже нас патрулировало звено «лаггов». Они прогуливались над районом по большенному кругу, на малой скорости, временами подставляя хвосты собственных самолетов под солнце. А ведь это более опасное положение при неожиданных Кубань: дерзость, новаторство атаках неприятельских истребителей.

Следя за ними сверху, невольно помыслил, что ранее и в нашем полку так патрулировали. Крутили «карусель» над объектом. При встрече с истребителями противника она ставила нас в нерентабельное, оборонительное положение. А ведь кто-то вымыслил, кто-то утвердил такую форму маневра, написал аннотацию. С целью экономии расхода горючего Кубань: дерзость, новаторство, для заслуги длительности патрулирования были установлены скорости, надлежащие экономическому режиму работы мотора. Предписывалось патрулирование вести точно над объектом прикрытия. Вот мы и летали на малой скорости, жужжали, как комары. Снизу, с земли, естественно, создавалась видимость прикрытия, а по сути истребители были в самом нерентабельном положении.

С этим должно быть покончено Кубань: дерзость, новаторство! Мы расходуем на данный момент столько же горючего, как и до этого. Но проносимся метеоритами над охраняемым объектом. Мы готовы нападать, а не обороняться. Да! Не позавидуешь группе «лаггов», если на их навалятся «мессершмитты». К огорчению, не во всех полках еще на вооружении новые приемы. Даже в нашей Кубань: дерзость, новаторство части только что осваиваем.

Не долетая до реки Кубань, набрали за счет предшествующего разгона скорость и пошли на высоту. Развернулись уже на лево, в сторону запада. Группа опять со понижением, наращивая скорость, пошла на Крымскую, вроде бы прочесывая воздух над линией фронта.

Наш способ маятникового полета при Кубань: дерзость, новаторство патрулировании и боевой порядок «этажерка» держали в этом полете 1-ый экзамен. Боевой порядок группы, с рассредоточением пар по фронту и высоте, был идентичен со ступенями крыльца, уходящего от ведущей пары в сторону и ввысь. Такое построение группы обеспечивало огромное место для поиска цели. В то же время затрудняло обнаружение противником Кубань: дерзость, новаторство группы. Размыкание пар по фронту и высоте не сковывало летчиков, предотвращало от столкновения в воздухе самолетов, в то же время позволяло уделять больше внимания радиальному поиску.

Сейчас не нужно было каждому летчику повсевременно смотреть за задней полусферой. Обоюдный поиск пар позволял на большенном удалении обнаруживать противника и предотвращать атаки Кубань: дерзость, новаторство с задней полусферы.

Маневренность пар и всей группы была так же высока, как и одиночного самолета. А это очень принципиально для стремительности выполнения атак нашими истребителями и срыва неприятельских. В общем, и я, и мои боевые друзья жаждали встречи с противником. Нужна была проверка боем наших тактических задумок Кубань: дерзость, новаторство.

Вот мы опять над Крымской. Но обстановка там уже другая. Большая группа Ме-109Г клевала четверку ЛаГГ-3, вставших в оборонительный круг. Эта 10-ка «мессеров» наверное послана для «очистки». Ее задачка отогнать наших истребителей, высвободить небо для бомбардировщиков.

– Я – Покрышкин! Одиннадцать часов, ниже 30 градусов – «мессеры». Атакую! Прикройте!

Ввожу самолет в пикирование Кубань: дерзость, новаторство и наношу «соколиный удар» по ведущему. На большой скорости стреляю в упор. Из «мессера» вывалился сначала дым, позже огнь. Чуть ли не врезался в этот пылающий факел. Рывок ручки управления на себя – и резко ухожу ввысь. От большой перегрузки потемнело в очах. Скоро пришел в себя. Осмотрелся. Верхняя пара зажгла второго Кубань: дерзость, новаторство Ме-109Г при попытке неприятельской группы уйти ввысь. Сбитый Речкаловым самолет совершенно деморализовал оставшуюся восьмерку. Круто пикируя к земле, они с дымом от форсажа моторов мчались в западном направлении. Преследовать не стали – наша задачка перехватить бомбардировщиков.

Мы жаждали возникновения «юнкерсов», чтоб на их проверить новые тактические Кубань: дерзость, новаторство приемы и массивное вооружение самолетов. Около часа «прочесывали» фронтальный край обороны, патрулируя маятниковым способом. Бомбовозы и истребители в воздухе не появлялись. Видимо, наш неожиданный удар по группе «очистки» перепутал карты фашистов. Они отказались от нанесения бомбового удара. Горючее подходило к концу и мы взяли курс на Краснодар.

При возвращении Кубань: дерзость, новаторство, не отвлекаясь от наблюдения за воздушным местом, снова на уровне мыслей проиграл динамику нашего боевого вылета, обмыслил, соответствовала ли она нашим разработкам. На данный момент на практике, в боевых критериях проверялось все, над чем мы задумывались и работали во время нашего переучивания на новейшую вещественную часть. Родились эти формы Кубань: дерзость, новаторство не случаем. Мы понимали, что вести войну так, как сражались в небе в прошедшем, нельзя. Анализируя собственный боевой опыт и опыт других летчиков за два годы войны, пришел к выводам, что мы часто действовали тактически безграмотно. А это приводило к неоправданным потерям. Подвиг добивался сочетания отваги и мысли, мастерства и Кубань: дерзость, новаторство поиска.

Раздумья, советы летчиков, имеющих большой боевой опыт, глубочайшее исследование боевых способностей самолетов позволили создать эти новые тактические приемы ведения боевых действий, откинуть в стратегии все то, что мешало уверенно побеждать неприятеля.

Альбом со схемами и расчетами, модели самолетов стали учебными пособиями по тактической подготовке летчиков поначалу эскадрильи, а Кубань: дерзость, новаторство позже и полка. В работе по совершенствованию стратегии истребителей и ее внедрению в обучение очень большой вклад занес Вадим Фадеев. Этот беспредельно храбрый человек, огромного роста и атлетического сложения, с нравом волжского бунтаря, с экстазом принимал все новое в тактических приемах, интенсивно внедрял их в обучение.

Сейчас наши поиски Кубань: дерзость, новаторство выдержали 1-ый экзамен. Правильно, в этом боевом вылете не все удалось проверить фактически, что было задумано, начерчено в схемах альбома. Некие разработанные положения высокоскоростного патрулирования, построения «этажерки» и поиска противника еще не полностью удовлетворяли меня. Нужно было доработать приемы патрулирования и поиска противника при различных положениях солнца относительно Кубань: дерзость, новаторство полосы фронта, на возможных маршрутах подлета авиации противника. Осознавал, что все это еще придется обмозговать, отработать на земле.

Группа подошла к аэродрому. Как было установлено, верхняя пара прикрывала посадку моего звена от вероятных атак неприятельских истребителей. Приземлились благополучно. Сразу направился на командный пункт для доклада о выполнении боевой задачки. Вдруг слышу за Кубань: дерзость, новаторство спиной глас Фадеева:

– Саша! Ты что все-таки, отличился и не стал замечать собственных друзей? Поздравляю тебя с первой победой на Кубани. Борман с КП передал о бое и подтвердил, что сбито два «мессера».

– Вадим! Ты за кого меня принимаешь? Зазнайство не в моем нраве. Я рад, что у Кубань: дерзость, новаторство вас все обошлось благополучно. Вчера все переволновались. В особенности я за тебя.

– Я знаю, что ты рад. А вот Крюкову и мне досталось от командира.

Мы с Вадимом разговорились. Я и не увидел, как подошли летчики с «лаггов», которые мы повстречали над Крымской.

– Спасибо вам, капитан, за помощь Кубань: дерзость, новаторство. Если б не ваша группа, то посбивали бы нас гады.

– Могли бы. Вы патрулируете по старинке. Вертитесь на малой скорости, подставляете себя под трассы «мессеров». Если и далее будете так летать, то посбивают вас, как куропаток. Нужно патрулировать на скорости и не болтаться в одном районе. Вадим Кубань: дерзость, новаторство, расскажи им о нашем маятниковом способе и «этажерке». Я пойду доложу о вылете.

Я желал было идти, да здесь к нашей группе присоединился Крюков. Он тепло пожал мне руку.

– Комдив передал, что доволен вашей работой. Отлично начали. Ну а мы дали маху, – с сожалением отметил он.

Через час подытожили вылета Кубань: дерзость, новаторство в группе. Все были довольны плодами боя. Правда, летчики средней пары незначительно замешкались еще до бегства «мессершмиттов» с поля боя. Можно было бы сбить больше. Но, как молвят в народе, – «первый блин». Ничего, в первом бою бывают ошибки и ужаснее. В остальном все действовали верно.

После доклада, собрав летчиков полка Кубань: дерзость, новаторство, не считая 2-ой эскадрильи, которая готовилась к облету полосы фронта, я сделал серьезный разбор боевого вылета нашей шестерки, поделился своими идеями о патрулировании и построении боевого порядка. Рекомендовал летному составу поменять курсы маятникового патрулирования от параллельного полосы фронта до перпендикулярного, зависимо от положения солнца. Солнце должно быть всегда с Кубань: дерзость, новаторство боковой стороны группы. Боевой порядок «этажерки» порекомендовал строить уступом от ведущей пары в обратную от солнца сторону, чтоб оно не мешало нижним парам вести наблюдение. Угол визирования меж парами должен быть от 30 до сорока 5 градусов. Летчикам так удобнее следить вереницей, не нужно «перекручивать» шейку. Все сводилось к тому, чтоб летчики Кубань: дерзость, новаторство лишне не утомлялись во время поиска противника, были, как молвят спортсмены, всегда в форме. При таком построении боевого порядка интервалы меж парами должны быть больше превышения. Сейчас в бою средняя пара нашей группы при поиске противника держала большой угол визирования. Это ошибка. Она привела к тому, что летчики перенапрягались Кубань: дерзость, новаторство еще до боя, в следующем неторопливо действовали при атаке «мессершмиттов».

После разбора летчики подразделения готовились к последующему боевому вылету. 2-ая эскадрилья уходила на облет полосы фронта. С трудом построились в плотный боевой порядок в составе 14-ти самолетов. Фадеев стоял рядом со мной, следя сбор в группу. Он Кубань: дерзость, новаторство не удержался от возгласа:

– Саша, ты взгляни, что они делают! Сколько самолетов в одну группу собрали! Они же столкнутся меж собой в таком плотном строю!

– Это еще не так жутко, Вадим! Вот если повстречаются с «мессерами», то кого-либо мы сейчас недосчитаемся. Я был против этих облетов, но командира Кубань: дерзость, новаторство не сумел уверить.

Эскадрилья возвратилась без 1-го самолета. Над линией фронта строй штурмовала всего одна пара Ме-109Г. Выскочив из туч, «мессеры» дали очередь и сбили один самолет. Сделав свое дело, они нырнули в облака и скрылись. К счастью, летчик смог опуститься на парашюте. Но полк растерял боевую машину. Летчики Кубань: дерзость, новаторство эскадрильи были обескуражены этим случаем. Их можно было осознать: четырнадцать против 2-ух – и утратить самолет!

После этой беды Заев отменил облет полосы фронта эскадрильей Фадеева. Сказался, по-видимому, разговор Вадима с ним. Этим решением были довольны летчики.

Вылетали шестерками и четверками на прикрытие наших войск, готовящихся к Кубань: дерзость, новаторство наступлению. Авиация противника не проявляла активности. В воздухе встречались только пары и четверки истребителей-охотников. Они высматривали с большой высоты одиночек. Наши группы пробовали штурмовать их, но противник избегал открытого боя. В особенности после того, как из одной пары «мессершмиттов», решивших штурмовать нашу четверку, летчиком Сутыриным был сбит Ме-109Г.

На Кубань: дерзость, новаторство другой денек пребывания на Кубани первой начала боевую работу наша эскадрилья. Рано с утра мы шестеркой вылетели в район патрулирования. Боевой порядок состоял из звена во главе с заместителем командира эскадрильи Паскеевым. В этом вылете он был назначен Заевым командиром всей группы. Моя пара обеспечивала деяния звена Паскеева Кубань: дерзость, новаторство в бою с бомбовозами.

При подходе к Абинской Паскеев установил связь с «Тигром». Нам сказали, что в воздухе противника нет. Группа начала патрулирование, применяя маятниковой прочесывание полосы фронта от Новороссийска до станицы Киевской и назад. Видимость хорошая. Далековато на западе минут через 30 показалась группа неприятельских истребителей. Было ясно Кубань: дерзость, новаторство, что она шла, чтоб очистить поле боя либо сковать нас и обеспечить свободу действий бомбовозам для нанесения удара. Означает, скоро должны показаться «юнкерсы». Решил предупредить «Тигра» и Паскеева об этом.

– С запада подходит группа истребителей. Скоро будут бомберы. Паскеев, я атакую истребителей.

С ведомым Сашей Голубевым пошли навстречу шестерке «мессершмиттов Кубань: дерзость, новаторство». Через несколько секунд завяжется бой. Но, не приняв нашей лобовой атаки, Ме-109 отвернули в сторону и, вытягиваясь в колонну пар, стали обходить нас. Мы левым разворотом со понижением устремились на последнюю пару. Да, видно, противник был опытен – резко вниз «мессеры» вышли из-под нашего удара. Превышение над ними было маленькое Кубань: дерзость, новаторство, и бой вышел на косых переворотах и боевых разворотах. В один из моментов этой воздушной карусели я отдал очередь из пулеметов по Ме-109. Он как раз с боевого разворота пробовал зайти в хвост самолету Голубева. Трасса светящихся пуль стукнула по спине неприятельского истребителя. Он перевернулся и круто пошел к Кубань: дерзость, новаторство земле. Другие «мессершмитты» сходу ушли в сторону. Через мгновение понял, что стрелял с большой перегрузкой и не успел надавить кнопку пушки. Жалко. Снаряды разнесли бы неприятельский самолет на кусочки. Осматриваюсь в воздухе. Вижу под нами две девятки Ю-88. Успели подойти, пока мы дрались с истребителями.

– Паскеев, штурмуй бомберов Кубань: дерзость, новаторство! Паскеев, где ты? Бомберы на подходе к Крымской! – кричу по радио.


kto-plohoj-i-kto-horoshij.html
kto-podaril-simontonu-blinchiki.html
kto-poluchil-medali-za-oboronu.html